11:43, 21 Февраля 2018
«Я патологически честный». Что стоит за скандалом вокруг аварийной новостройки?

Экс-замминистра строительства Карелии Дмитрий Горох, уволившийся из-за уголовного скандала вокруг новостройки для переселенцев, дал эксклюзивное интервью «Вестям Карелии».

Как сообщали ранее «Вести Карелии», Следком возбудил  уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере при строительстве в 2013 году для переселенцев из аварийного жилья 15-квартирного дома № 26 «а» по улице М.Горького в Кондопоге. Его фигурантом стал бывший директор и один из соучредителей ООО «Карельская строительно-монтажная компания» (КСМК), которое возводило этот дом, Сергей Никольский. Он находится под арестом. Учредителями уже прекратившей свою деятельность КСМК также были недавний заместитель министра строительства республики Дмитрий Горох и бывший замначальника УКСа при Минстрое Александр Терез. После разразившегося скандала они уволились с работы по собственному желанию и, в отличие от обвиняемого Никольского, сегодня проходят по делу свидетелями.

Кто такой Дмитрий Горох?

Горох родился в 1975 году в Сортавале. Закончил строительный факультет ПетрГУ, 8 лет проработал в УКСе. Был одним из учредителей не только КСМК, и других строительных фирм, например, «Нестор», «Стамик». В начале 2003 года, в числе 11-ти успешных строителей России, проходил месячную стажировку в США.

Бывший замминистра – автор двух поэтических сборников: «Возвращение к морю» и «Пыльца на ладони». Он печатался также в журнале «Север» и различных карельских СМИ. В 17 лет Дмитрий Горох женился на подруге детства Ольге, вместе с которой они воспитывают дочь и двоих сыновей. Многие петрозаводские строители в беседе с журналистом охарактеризовали Гороха как «толкового, грамотного специалиста и приятного в общении человека».

Корреспондент «Вестей Карелии» встретилась с Дмитрием Горохом и попросила его ответить на некоторые вопросы.  

 

«Экономим на проектировании и ждем чуда»

 

- Дмитрий Анатольевич, чем вы можете объяснить, что сданный в эксплуатацию в канун 2014 года в Кондопоге дом из газобетона с железобетонными плитами перекрытий, уже отчасти признан аварийным? По заключению заказанной республиканским Фондом капремонта предварительной экспертизы, которая имеется в распоряжении нашей редакции, под домом произошло значительное проседание грунта, что привело к проседанию стяжки пола на первом этаже нового дома. А это, в свою очередь, привело к серьезным повреждениям в квартирах. Как, прежде всего, вы, опытный строитель, могли допустить эту нехорошую ситуацию?

- Согласен, ситуация действительно, очень нехорошая. Жить в доме, где проваливаются полы, невозможно. Не случайно, как вы, очевидно, знаете, жильцов семи квартир на первом этаже отселили в маневренный фонд. Сам же дом, считаю, находится в безопасном состоянии, и в восьми квартирах на втором этаже жить безопасно.

Этот дом проектировало ООО «КВ-Проект» из Петрозаводска. Согласно проекту, железобетонная плита основания полов была устроена по существующему грунту. Само по себе это решение спорное, строители еще по советским временам вспоминают связанные с этим проблемы. Но еще и пристенный дренаж проектом  предусмотрен не был.

Необходимость применения дренажа рассматривается проектировщиком на основании инженерных изысканий. Однако они фактически не проводились, так как это привело бы к значительному удорожанию самого проекта. А у заказчика строительства – администрации Кондопожского района средства тоже ограничены. Экономим на проектировании, экономим на строительстве и ждем чуда. А чуда не происходит.

Полы «пошли», потому что просел грунт. По какой причине – надо тщательно разбираться. По информации жильцов, дом был построен на большой выгребной яме, сверху засыпанной землей. Действительно, при производстве земляных работ перед залитием фундамента по периметру дома, в земле находились остатки линолеума, какие-то фуфайки и прочий мусор. Это говорит о возможном нахождении здесь ранее выгребной ямы. И если она все-таки была, перед постройкой дома на этом месте нужно было полностью убрать грунт с заменой его на плотную песчано-гравийную смесь. Тогда бетонная стяжка пола, вероятно, не просела бы.

 

«Вина чиновников и моя тоже»

 

- Куда же вы все трое учредителей КСМК: Горох, Терез и Никольский смотрели? Вы же наверняка видели эти серьезные упущения в проектно-сметной документации. В ней, как убедились и мы, после ознакомления с заключением уже названной экспертизы, имеются и другие существенные «косяки». Например, толщина бетонной плиты-стяжки под домом в различных местах проекта почему-то указана разная: 150 и 100 миллиметров. Существенно разнится и класс (марка) требовавшегося для изготовления этой плиты бетона. Что вы на все это можете ответить?

- В организации действительно работали очень опытные строители. Я и Терез вышли из состава учредителей КСМК еще на стадии возведения фундамента под этот дом, в мае-июне 2013 года. Вначале меня пригласили работать в ГУП «Мост», а в ноябре в Минстрой, на должность начальника Управления энергетики и коммунального комплекса. Заместителем министра меня назначил Дмитрий Матвиец уже в 2017 году. Александр Терез тогда тоже перешел на другую работу. В УКСе же он проработал всего лишь немногим более двух месяцев.

Строил дом мой друг Сергей Никольский, вместе с которым я учился в нашем университете. Сергей Владимирович, поверьте, не только по моему мнению, но и по мнению большинства строителей хороший специалист и порядочный человек. Он не мог допустить намеренных нарушений при строительстве дома.

Незадолго до его ареста я встречался с ним. Он рассказал, что обращался к заказчику строительства – районной администрации, с просьбой профинансировать не включенные в проектно-сметную документацию работы. В частности, замену плохого грунта на надежную песчано-гравийную смесь. Это, разумеется, привело бы к удорожанию строительства. В результате, вероятно из-за отсутствия «лишних» денег, ему было отказано. Это, считаю, главная причина, как я уже сказал, проседания вначале грунта, а затем и полов первого этажа дома.

Что касается возможных упущений при строительстве, то, на мой взгляд, и в данном случае нельзя все валить на одного Никольского. Он – грамотный строитель, но есть прорабы, есть мастера. Есть заказчик, проектировщик, технический и авторский надзор. Они обязаны были увидеть несоответствие каких-то данных в проекте, которые мог пропустить директор компании. И вместе с ООО «КВ-Проект» исправить выявленные недочеты. Трагедия в том, что на жалобы жителей не отреагировали своевременно, здесь вина чиновников, а значит и моя тоже.

Но знаете, и космические корабли падают и спутники не выходят на связь. Любая технология несовершенна. Успенский собор в Москве, строившийся при Иване Третьем, обвалился из-за слабых фундаментов. Но и в те жестокие времена зодчих не арестовывали и голов не рубили.

 

«Не делать поспешных выводов»

 

- Предварительное следствие обвиняет Никольского в хищении 1,4 миллиона рублей. По имеющейся информации, после принятия дома в эксплуатацию районной администрацией обнаружились невыполненные работы на указанную сумму. Неужели ваш давний компаньон по строительному бизнесу Никольский таким способом решил «нажиться»?

- Еще раз повторю: нет. Не только не нажился, но еще и свои вложил. Следствие в таких случаях смотрит, какие работы не были сделаны или были сделаны с отступлением от проекта, и их стоимость определяет сумму хищения. Но я всегда говорю, что черт кроется в деталях. Стройка – это живой организм, работы могут при согласовании исключаться, меняться на другие. Это фиксируется в исполнительной документации. Поэтому не стоит делать поспешных выводов. Следствие назначило новую строительно-техническую экспертизу. Пока она идет, считаю, нельзя конкретно сказать о каком-то ущербе.

- Одним из доводов для ареста Никольского послужило то, что он может оказать давление на свидетелей. На вас лично он способен был надавить?

- О каком давлении на меня с Терезом может идти речь, если, напомню, мы с ним вышли из состава учредителей КСМК в самом начале строительства? И никакой информацией не обладаем.

 

«Любой строитель может быть наказан»

 

- Если верить вам, никакой вины Сергея Никольского нет. Но ведь именно он, казалось бы, опытный специалист, руководил строительно-монтажными работами. Поэтому обязан был предвидеть возможные негативные последствия после выполнения, судя по заключению экспертизы, некачественно сделанного проекта? Значит, какая-то вина Никольского все же есть?

- Вина, как я уже говорил, есть у всех сторон. Возможно, после отказа районной администрации выделить деньги для замены плохого грунта под домом на песчано-гравийную смесь, надо было остановить строительство. Тогда, скорее всего, не произошло бы того плохого, что, к сожалению, случилось.

Это тем более обидно, поскольку у меня с Никольским ранее был похожий случай с некачественно выполненным проектом. Наша фирма «Стамик» строила бассейн на улице Хейкконена. Обнаружив серьезные ошибки в проектно-сметной документации, мы стали перед непростым выбором: выполнить плохое проектное решение с неизбежными претензиями в будущем к качеству строительства, либо отказаться от выполнения контракта. В обоих случаях для подрядчика это плохо.

Хорошенько подумав, все-таки решили остановить стройку и предложили заказчику – администрации Петрозаводска, представить другой, грамотный проект.

Правда, тогда городская администрация, требовавшая закончить строительство бассейна по некачественному проекту, расторгла контракт со «Стамиком». В результате наша фирма потеряла миллионы рублей. И только с помощью Арбитражного суда, подтвердившего нашу правоту, «Стамику» были возвращены семь миллионов. На такую сумму заказчик не подписал документы на выполненные нами работы.

После этого проект бассейна все-таки изменили в лучшую сторону, а стоимость его строительства возросла на 20 миллионов рублей. Но заканчивал строительство бассейна уже другой подрядчик.

Я не виню ни проектировщиков, ни строителей. И те и другие стремительно теряют кадры. Сметные расценки крайне разбалансированы. Конкурсная игра на понижение усугубляет проблемы. Производители стройматериалов также вынуждены экономить в ущерб качеству. Драйвер сегодня рынок коммерческого жилья, а бюджетное строительство депрессивно.

В сегодняшних условиях любой строитель может быть наказан уголовным преследованием. Потому что сама система отношений между проектировщиком, заказчиком и подрядчиком выстроена так, что вся ответственность за ошибки в проектировании, строительстве и надзоре ложится на подрядчика. Но такого быть не должно, это неправильно.

 

«Не могут гарантировать качество за бюджетные деньги»

 

- Как, по вашему мнению, спасти дом в Кондопоге от дальнейшего разрушения и вернуть жильцов первого этажа в свои квартиры?

- Прежде всего, необходимо выполнить проектные работы, затем демонтировать полы, перегородки, заменить грунт под домом. Возможно, придется сделать еще что-то, но это специалистам необходимо решать на месте.

Вернусь к наболевшему. Работающие с бюджетными деньгами подрядчики уже не могут гарантировать высокое качество строительства жилья. До недавних пор на возведение домов для переселенцев из аварийного фонда государством выделялись средства в расчете 35 тысяч рублей за квадратный метр. Сейчас эта сумма возросла до 40 тысяч. Однако, с учетом постоянного роста цен на строительные материалы, инфраструктурных ограничений, этого все равно недостаточно для переселения людей в новое, действительно хорошее, комфортное жилье. Эта проблема известна по всей стране. А сметная стоимость дома в Кондопоге составила около 23 с половиной миллионов рублей. Это около 24 тысяч рублей за квадратный метр. Знаю, спросите, зачем же вы специалисты вышли на конкурс, приняли условия? Сам так часто говорил в последнее время. Ну, это в общем, скажу… от лукавого.

Не случайно в 2013 году я ушел из строительного бизнеса. Мы пытались работать прозрачно и открыто, поэтому оказались неконкурентноспособны. Жульничать, ухищряться не научились, да и не желали. Моя беда в том, что я – патологически честный человек. Извините за пафос.

- Хочется в это верить! Если не секрет, что изъяли у вас дома сотрудники УФСБ республики после обыска? Золото, бриллианты?

- Золото и бриллианты – это мои дети и жена, которых я очень люблю. Но ни золотых часов, ни пачек денег у меня нет, я показал имевшиеся тогда в кошельке примерно 15 тысяч рублей, да у жены тысяч 25.

Действовавшие очень корректно оперативники изъяли только мой мобильный телефон и ноутбук. Телефон мне почти сразу вернули, ноутбук обещали скоро возвратить.

 

«Я давно тяготился прослушками,  доносами»

 

- Как вы прокомментируете представление карельского Следкома, в 2010 году направленное главе республики. В нем говорилось, что замначальника УКСа Дмитрий Горох действует в интересах ООО «Фирма «Нестор», в предпринимательской деятельности которой он принимал непосредственное участие, и в связи со своим служебным положением оказывает ей общее покровительство. Насколько помнится, тогда фирма «Нестор» занималась работами по замене конструкций планшета сцены Музыкального театра Карелии. А также, по предложению генерального подрядчика – фирмы из Югославии, выполняла субподрядные работы по отделке фасадов, мраморных полов, вестибюля театра.

- Да, все это было. И я горжусь, что сцена театра сделана практически идеально, как и все остальное. Тогда у Сергея Никольского были очень хорошие плотники, которых сегодня можно пересчитать по пальцам.

Что касается представления, то я со всей ответственностью заявляю следующее. Я никогда не занимался незаконной предпринимательской деятельностью и никогда не скрывал, что ранее работал в фирме «Нестор», был одним из ее учредителей, что тогда там работала моя жена и потому мог возникнуть конфликт интересов. Это содержится, например, в распечатках моих прослушанных телефонных переговоров, когда я отказывался от участия в аукционной комиссии, если на торги выходила фирма «Нестор». Причем, это открыто обсуждалось со специалистами Минстроя.

Кроме того, УКС при капитальном ремонте Музыкального театра выполняло только функции технического надзора. Управление не проводило торгов, не перечисляло деньги подрядным организациям, не начисляло пеней и неустоек. Не был доказан и приведенный в представлении Следственного комитета факт задержки исполнения контракта. Иначе, не должны ли были соответствующие органы в первую очередь истребовать пени и неустойку с организации через суд?

И, что не менее важно, меня уволили не по результатам рассмотрения представления, а я сам уволился накануне. Я давно тяготился прослушками, намеками, доносами, когда многие ошибочно полагали, что мне есть в чем оправдываться. Я ушел, когда мне предложили хорошее место в далекой от строительства структуре.

Все это я высказал во время личной встречи с подписавшим представление Петром Клемешевым, тогда возглавлявшим Следственное управление. Пригласивший меня на беседу Клемешев согласился, что при доследственной проверке были учтены не все факты при ремонте сцены, о которых говорилось в представлении. И при этом он «успокоил» меня тем, что, как сказал Петр Алексеевич, «главное, что вы не стали фигурантом уголовного дела».

- Говорят, что на этот раз уволиться из Минстроя вам предложил министр Олег Ермолаев. Это так?

- Я советовался с Ермолаевым, как мне поступить в данной ситуации. Но решение об уходе принял сам. Не хочу, чтобы из-за этой истории пострадал имидж Министерства строительства, которое, считаю, я никогда не подводил.

- Куда пойдете теперь работать?

- Три года я не был в отпуске, поэтому вначале немного отдохну. А потом, конечно, начну искать новую работу, но только не связанную со строительством.

- Вы не боитесь, как ваш друг Сергей Никольский, тоже стать фигурантом уголовного дела?

- От сумы, да от тюрьмы… Бояться мне нечего. Я уже ответил на все вопросы.

Светлана ЛЫСЕНКО

Фото вверху: С. Лысенко

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Гость
Сегодня, 24 июня 2018

Актуальные темы

21.06.2018, 13:49
Депутаты Законодательного собрания Карелии обсудили ситуацию на предприятии-банкроте ГУП РК «Мост» и попытались найти виновных в кризисе.
21.06.2018, 12:35
"РКС-Петрозаводск" отметил свой 83-й день рождения. Именно столько лет жители Петрозаводска получают водопроводную воду, которая с внедрением новых технологий становится все более качественной.
19.06.2018, 12:44
Законопроект, предусматривающий наказания для владельцев домашних животных, имеет массу юридических недочетов, считают общественники.