10:37, 30 Октября 2018
Треска подорожает, а мойва исчезнет с прилавков магазинов Карелии

Сокращение их промысла ударит по местным бюджетам Карельского Поморья.

Смешанная Российско-Норвежская комиссия по рыболовству согласовала в октябре объемы квот вылова водных биоресурсов на 2019 год. Россия и Норвегия договорились о сокращении общего допустимого улова трески на 6 процентов (до 725 тысяч тонн), пикши – на 15 процентов (до 172 тысяч тонн), а вылов мойвы в следующем году будет разрешен только для научных целей.

О том, как отразится это решение на карельских рыбаках и жителях республики в целом, мы поговорили с председателем Союза рыбопромышленников Карелии Ильей Раковским:

– Насколько серьезные последствия ожидают рыбную отрасль республики от сокращения допустимых уловов и, как следствие, квот на вылов трески и пикши, которые являются самыми востребованными на рынке промысловыми рыбами?

– У Карелии немаленькая доля квоты вылова трески и пикши Баренцева моря по сравнению с другими регионами, а по прибрежной квоте, которая в нынешнем виде действует последний год, и того больше, поэтому решение Смешанной Российско-Норвежской комиссии по рыболовству нас затронет довольно сильно. Сокращение объема добычи этих видов рыб отразится, прежде всего, на налоговых поступлениях. Треска и пикша – товар экспортный, и на внутренний рынок его идет немного – по причине высокой стоимости рыбы, и по причине значительной разницы в курсах валют, которая сегодня есть. Однако с выручки от продажи этих видов рыб – а это не мойва, которая стоит 40 рублей – получается самый высокий процент единого сельхозналога, который в значительной доле зачисляется в местный бюджет, и чем больше у нас квота трески и пикши, тем больше налоговых поступлений получают бюджеты Беломорского, Кемского и Лоухского районов.

Эти три района больше других в Карелии зависят от сельхозналога: если в структуре доходов большинства муниципальных образований республики первым по значимости является налог на доходы физических лиц, то, к примеру, в Беломорском районе это – единый сельхозналог.

Могу привести в качестве иллюстрации того, что я сказал, данные о налоговых поступлениях Беломорского района за семь месяцев 2018 года: по единому сельхозналогу за этот период планировалось получить 100 миллионов рублей, а объем фактических поступлений составил почти 125 миллионов. Для Беломорского района дополнительные 25 миллионов рублей – это огромная сумма. Для сравнения: прогноз поступления НДФЛ за семь месяцев текущего года составлял в Беломорском районе только 83 миллиона.

Треска и пикша – это, конечно же, наш национальный ресурс, и когда наша делегация борется за каждый процент квоты на вылов рыбы для Российской Федерации, можно на калькуляторе подсчитать, сколько доходов этот процент принесет в бюджет Беломорского, Кемского и Лоухского районов.

– А чем было обусловлено решение российско-норвежской комиссии?

– Сейчас запасы трески находятся на ниспадающем тренде. Это известный для нас фактор, к которому рыбаки давно были готовы. Распределение квот основано на научных прогнозах Международного Совета по исследованию моря (ИКЕС) и договоренностях сторон – в Баренцевом море такими сторонами выступают Россия и Норвегия. Эти договоренности позволяют поддерживать экономику рыбопромышленных предприятий и не подрывать рыбные запасы. А подорвать эти запасы можно в течение нескольких лет.

– С мойвой так и произошло?

– Нет, немного не так. Мойвы в Баренцевом море вообще слабые запасы. Научные исследования не дали хорошего прогноза на их увеличение. Помимо того, мойва является одним из основных элементов рациона трески, и в условиях снижения общего допустимого улова трески было принято решение дать ей возможность “подпитаться” мойвой.

– Означает ли это то, что мойва может исчезнуть с прилавков магазинов?

– Да, я думаю, что мойвы на прилавках не будет. Ее, конечно, могут ловить исландские рыбаки в своих зонах, но в условиях санкций ее попадание на наш рынок будет проблематичным. Для Карелии это тоже будет иметь серьезные последствия, потому что у мойвы был свой потребитель – как я уже сказал, она стоит всего 40 рублей. К тому же, карельские рыбаки выловили в этом году почти 10 тысяч тонн мойвы, и это достаточно заметный объем на рынке.

А цены на треску, судя по всему, пойдут в рост?

– Треска существенно подорожала уже в этом году. Но тут нужно заметить, что рынок трески находится в очень большой зависимости от внешних цен, которые на него давят. В прошлом году, когда сокращение общего допустимого улова трески составляло 13 процентов, рынок на это, конечно, отреагировал. Однако на рост внешних цен сильно повлияла торговая война между США и Китаем, потому что Китай является одним из крупных потребителей трески из Баренцева моря. Китайцы ее перерабатывают в рыбную продукцию, которая идет затем на американский рынок. Карелия, разумеется, в таких больших играх не участвует, поэтому самыми очевидными последствиями для нас будут все-таки налоговые потери.

Интервью записал Валерий ПОТАШОВ

Немного статистики: по итогам 9 месяцев 2018 года карельскими рыбаками было выловлено свыше 36 тысяч тонн трески и более 8,5 тысячи тонн пикши по промышленной квоте, а также около 3,9 тысячи тонн трески и почти 1,5 тысячи тонн пикши по прибрежной квоте. Освоение квот превысило 90 процентов.

 

 

 

 

 

 

  

 

 

Комментарии

Гость
Сегодня, 12 декабря 2018

Актуальные темы

12.12.2018, 11:41
Почему жители Древлянки три дня сидели без света и виноваты ли в этом энергетики?
12.12.2018, 10:48
Лучшее в Карелии потребительское общество – Петрозаводское ГорПО – отмечает юбилей.
11.12.2018, 11:03
Как вы думаете: что такое «умный город» и относится ли это понятие к Петрозаводску? Можно ли уже назвать наш город умным или до этого почетного звания нужно пройти через годы и даже десятилетия?