12:59, 29 Ноября 2018
фото: pixabay.com
«Выдуманный профицит». Какие угрозы таит уникальный проект бюджета Карелии?

Эксперт-экономист дала неутешительную оценку проекту бюджета Карелии на 2019 год, которые впервые в истории республики станет профицитным.

Депутаты Законодательного собрания Карелии приняли в первом чтении первый в новейшей истории Карелии профицитный бюджет. Регион, который привык жить в долг, сформировал проект бюджета на следующий год, в котором доходы на 760 млн рублей превышают расходы. В плюсе карельской казны региональные финансисты видят порядка 40 млрд рублей. В графе расходов обнаруживается более 39 млрд рублей.

Документ  вызвал ожесточенные споры. Противники профицитного бюджета Карелии утверждают, что проект попросту «нарисован» и не имеет ничего общего с реальной картиной экономики республики. Власти Карелии, в свою очередь, ссылаются на позицию федерального центра, который неукоснительно требует снижения государственного долга в регионе.

Скептики считают, что никаких реальных бонусов в новом профицитном бюджете нет; более того, жителям республики следует готовиться затянуть пояса, поскольку за амбициозный проект на бумаге, вероятно, придется заплатить вполне реальной экономией на «социалке».

«Вести Карелии» обсудили новый проект республиканского бюджета с экспертом - старшим научным сотрудником Института экономики КарНЦ РАН, кандидатом экономических наук Людмилой Розановой.

 «Мы не дотягиваем до уровня 90-го года»

 

Людмила Ивановна, когда в Карелии в последний раз был профицитный бюджет? Это что было за время?

- Профицитный бюджет у нас случился однажды внепланово, когда Костомукшским ГОКом была получена значительная прибыль ввиду освоения нового месторождения. И возник незапланированный профицит бюджета. Была просто паника: мы не привыкли работать в таком режиме.  В  такой ситуации сразу же возник вопрос: как его использовать. Естественно, у нас всегда основная проблема -  дороги. В дорожное строительство и  хотелось тогда направить нечаянно свалившийся доход. Но  на что ушел тот профицит, не могу точно сказать. Помнится, что  некоторые организации просто не успели предоставить проектно-сметную документацию для участия в тендере по строительству и ремонту дорог.  А это обязательное условие для получения бюджетных средств. Деньги из бюджета выделяются на инвестиционные проекты, когда все правильно задокументировано.

Какой это год был?

- Я точно не могу сказать. По-моему, где-то в начале двухтысячных, возможно,- 2005-й. На мой взгляд, дело-то не столько в профиците или дефиците бюджета. Мне хотелось бы заострить внимание не столько на самом бюджете, сколько на базе для формирования бюджета. В первую очередь, надо рассматривать проблему наполнения его доходной части. А это зависит от состояния региональной экономики. Специалисты нашего института, проанализировав объемы инвестиций за период реформ и темпы роста ВРП (валовой региональный продукт - ред.) в сопоставимых ценах, пришли к выводу, что по многим показателям мы не дотягиваем до уровня 90-го года. Вот где собака зарыта постоянного дефицита бюджета. Потому что многие отрасли настолько просели в 90-м году, что подняться сложно. Вспоминается навскидку - допустим, промышленность строительных материалов, по-моему, 90% потеряла сразу. По многим отраслям, естественно, был большой провал. И, конечно, кризисы 2008 года и особенно 2014 года, привели к еще  большим негативным последствиям. ВРП, или по-другому  – добавленная, вновь созданная за определенный период,  стоимость,-   формируется по источникам доходов преимущественно за счет оплаты труда (где-то на 45-47%), прибыли экономики (42-44%) и только примерно 10% составляют чистые налоги на производство. Недаром говорят: чем богаче народ, тем богаче государство.

Так вот, если у нас экономика провалилась, то и в бюджете возникли  очень большие потери.  Также если предприятия у нас некоторые убыточные, кто-то вообще ушел с рынка, то естественно и от прибыли предприятий уже меньше отчислений. Это то, что формирует базу, откуда мы и черпаем все ресурсы для того, чтобы формировать наш бюджет.  

Касательно вклада конкретных отраслей в ВРП, можно отметить, что  сельское и лесное хозяйство в 2005 г. давало 6,1% в  формирование добавленной стоимости в регионе, а в 2015 году всего 3,8%. Даже добывающая промышленность с доли в 19,3% в 2005 г. просела:  ее вклад в 2015 г. составил 8,3%. Здесь, конечно стоит задуматься – а почему? По всей видимости такой отрицательный эффект может возникать из-за того, что собственники добывающих предприятий не резиденты Республики Карелия;  место регистрации бизнеса- где-то  за ее пределами.   За 10 лет такое вот падение идет и в других значимых для региональной экономики отраслях.

«Экономика сама себя съедает»

 

Откуда в постоянно дефицитном бюджете найдется потенциал для того, чтобы сделать его профицитным?

- Знаете, в чем еще проблема нашего профицита, об этом и министр финансов заявила - это необходимость сокращения государственного долга. Посмотрите, 66%  расходов  бюджета-2019 - это социальная сфера. 23 миллиарда. И примерно такая же сумма государственного долга. Получается, профицит-то выдуманный. Профицит в долг. Профицит в кредит. Вот вы взяли кредит, у вас появились деньги лишние, еще и субсидии из федерального бюджета получили. Расходы немного ужали. Так  за счет этих субсидий и сокращения расходов – на мой взгляд, не вполне обоснованного, если детально рассмотреть статьи в расходной части бюджета, - получился профицит. Сейчас в прессе появилась цифра, исходящая из министерства финансов, что к концу года государственный долг составит 102% к налоговым и неналоговым доходам бюджета. Сами понимаете, о каком профиците можно говорить, если долг выше доходов. А сейчас вам дали сверху задание сократить, допустим, на 7% государственный долг. Вы его сократили. Значит, вы сократили статьи расходов, если нет дополнительных доходов.

Можно предположить, что будет мощное сокращение расходов. Может такое быть?

- На самом деле, отчасти так и происходит. Что называется, режем по живому. В том же здравоохранении - оптимизация. Вот мы выполняем Майские указы. Понимаете, когда мы зависим от федерального бюджета, когда мы просим деньги, чтобы увеличение зарплат в социальной сфере было соответствующим Майским указам, мы должны чем-то подпитываться еще и у себя. Но получается, если у нас в экономике доминирует социальная сфера, она сама себя съедает… Об этом уже говорят во всеуслышание, что действительно и количество врачей сокращается, и количество медсестер сокращается. А ведь в некоторых регионах идут по другому пути для повышения зарплат медикам. К примеру,  развивают медицинский туризм, т.е. привлекают деньги в регион за счет оказания качественных медицинских услуг, хотя это слово мне очень не нравится. Надо бы вернуться к привычной терминологии – медицинская помощь нуждающимся в ней. Не думаю, что наши врачи менее квалифицированные. К нашим врачам обращаются пациенты из других регионов и даже из соседней Финляндии и получают качественную медицинскую помощь. Так что надо думать, как зарабатывать, а не как проедать свой потенциал.

«Зачем разрушать, чтобы потом создавать?»

 

То есть, они просто возьмут часть средств из «социалки» и погасят госдолг?

- Нет, я бы сказала отовсюду понемногу, в том числе и из «социалки». Посмотрите на трехлетний бюджет: и в 2020 г. и в 2021 г. практически по всем статьям идет сокращение.  То есть они выйдут на эти цифры чисто теоритически или расчетным путем. Как Путин сказал: нужно не в отчетах показывать, что выполнено,  а что реально происходит. А реально-то получается - да, на первое сентября у нас налоговые и неналоговые доходы наконец-то превысили государственный долг. А к концу года опять государственный долг превысит доходы вследствие выполнения социальных  обязательств. В итоге мы не думаем о дальнейшем развитии, теряем стратегическую мысль. Хороший пример, когда в сельской местности уничтожили все ФАПы. Теперь спохватились, когда из-за несвоевременной медицинской помощи или вовсе ее отсутствия смертность в сельской местности стала превышать городскую. Стали и фельдшерские кадры снова готовить, и ФАПы открывать, что приводит к еще большим расходам, когда ранее все было порушено. Зачем разрушать, чтобы потом с трудом снова воссоздавать? 

А есть перспектива найти новые источники доходов?

- И в животноводстве, и в растениеводстве есть, так скажем, точки роста. Опять же ягода Карелии на экспорт идет. Взять соседнюю Финляндию: там даже то, что вырастили на своем участке, как у  нас, дачники,- могут все излишки на маленький завод привезти, и все это переработается. У нас этого нет… Рыбохозяйственный комплекс - тоже об этом много говорится – вполне быстрорастущий сегмент нашей экономики. В принципе и  добыча, поскольку действительно Карелия богата природными ресурсами. И, само собой разумеется, мы и добывающий комплекс будем развивать. Хотя меня очень сильно смущает добывающая промышленность: ну не могла она вот так сильно сократить свою долю в  формировании валового регионального продукта, о чем мы уже говорили.  Да, естественно, кризис сказывается - спрос упал, но «с портом приписки» надо что-то решать, т.е. с  регистрацией предприятий в нашей республике, а не в офшорах. Конечно, мы должны обращать внимание и на обрабатывающую промышленность, потому что именно она дает большее количество рабочих мест и, соответственно, доходов от зарплаты там больше.

Для простого жителя Карелии изменение дефицитного бюджета на профицитный что-то в буквальном смысле даст?

- Полагаю, каждый из нас обратил внимание на качество дорог. Оно,  естественно, улучшилось. Понятно, коммуникации влияют  на развитие экономики. Положительный момент - инфраструктурные проекты, на которые из бюджета тоже выделяются средства. В данном случае простой труженик должен это ощутить.

К сожалению,  боюсь, что в очередной раз пострадает социальная сфера с этой непродуманной так называемой оптимизацией. В принципе, это испытывают на себе и учителя, и медицинские работники; и наука испытывает. Потому что действительно так получается, что мы сами себя съедаем. Если мы повышаем зарплату бюджетникам, а повышения доходов в бюджете не предвидится  - постоянно Москва не будет давать деньги - это путь в никуда. Простой экономический принцип: рост зарплат должен обеспечиваться ростом экономики.

«Признавать ошибки у нас не любят»

 

Есть из этой ситуации какой-то выход? Мы видим «жонглирование» цифрами, по большему счету.. Может быть, стоит признать ошибку,- сказать: дела пошли не туда; и менять вектор в экономике?

-Вектор, прежде всего, видеть надо: не зная в какую гавань плыть, не ждите попутного ветра.  К сожалению, признавать ошибки у нас не любят. Вы как журналист тоже наблюдаете это, беседуете со многими специалистами. Даже взять нашу сферу - для кого работает региональная наука? Наш Институт экономики всегда был задействован во всех вопросах, которые касались состояния и перспектив развития экономики Республики Карелия. Я не хочу ругать чиновников. Но, как вы сказали, за этой «перетасовкой» цифр, может быть, им что-то и не видно. Ведь бюджет – чисто финансовый проект. У нас же все-таки проводятся комплексные исследования. Мы анализируем экономическую, социальную сферу с разных сторон, институциональные изменения... Дело в том, что ругать наше правительство не всегда даже этично, потому что основные параметры, индикаторы  задают федералы, задают наши законодатели… Вот опять же этот НДС (ред.- повышение НДС с 18 до 20%). Он все равно ляжет тяжким бременем и на конечного потребителя,-  и, естественно, может упасть спрос. И на производителя то же самое. Ведь что такое налог на добавленную стоимость – это целая цепочка налогов: вы купили сырье, заплатил НДС; вы что-то произвели, уплатили налог  и так далее до конца идет эта накрутка. И, конечно, это может быть тормозом. Получается, что мы не стимулируем развитие экономики, а, наоборот, ее угнетаем. Почему я и говорю: здесь должна быть тесная связь науки с исполнительной и законодательной властью. На науку должна ложиться обязанность прогнозировать, во что это выльется! Наверно взаимовыгодное, взаимодополняющее сотрудничество, которое мы в последние годы утратили, надо возобновлять. Однажды в период такого плодотворного взаимодействия науки и власти мне один чиновник сказал: «Чудаки вы ученые: витаете где-то в облаках, пишите какие-то нереальные прогнозы. Но что самое интересное, через два-три года они сбываются». На что я с иронией ответила: «Это все потому, что на облаках высоко сидим и нам лучше видно оттуда».  

Записал Александр ГНЕТНЕВ

 

Комментарии

Гость
Сегодня, 12 декабря 2018

Актуальные темы

12.12.2018, 11:41
Почему жители Древлянки три дня сидели без света и виноваты ли в этом энергетики?
12.12.2018, 10:48
Лучшее в Карелии потребительское общество – Петрозаводское ГорПО – отмечает юбилей.
11.12.2018, 11:03
Как вы думаете: что такое «умный город» и относится ли это понятие к Петрозаводску? Можно ли уже назвать наш город умным или до этого почетного звания нужно пройти через годы и даже десятилетия?